Письмо Минфина России от 03.03.2017 N 03-07-14/12132

Вопрос: Реализация товаров, вывозимых в таможенной процедуре экспорта за пределы Таможенного союза, облагается по ставке НДС 0% (пп. 1 п. 1 ст. 146, пп. 1 п. 1 ст. 164 НК РФ, п. 1 ст. 212 ТК ТС, ч. 1, 5 ст. 195 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации").

Если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения НДС, у налогоплательщика может создаться ситуация, в которой он не должен уплачивать НДС в бюджет, а ему обязаны возместить (возвратить, зачесть) определенную сумму из бюджета (п. 1 ст. 176 НК РФ).

Из Определения Конституционного Суда РФ от 19.01.2005 N 41-О следует, что ставка НДС 0% при экспорте направлена на поддержку отечественных товаропроизводителей с целью усиления конкурентоспособности экспортируемых товаров на мировом рынке, поскольку по общему правилу обложение НДС экспортируемых товаров осуществляется в стране назначения.

Верно ли то, что основаниями для возмещения НДС при экспортной сделке являются сам факт такой сделки и применение к ней ставки 0%?

Письмо Минфина России от 06.03.2017 N 03-07-08/12513

Вопрос: Организация осуществляет деятельность по обработке отходов и лома цветных металлов и имеет лицензию на переработку, хранение, реализацию лома цветных и черных металлов.

Организация приобретает лом цветных металлов за пределами РФ и Таможенного союза.

В соответствии с ТК ТС организация должна осуществить оплату НДС с приобретенного лома цветных металлов для помещения его под таможенную процедуру выпуска для обращения на территории РФ.

В каком порядке подлежит возмещению НДС, уплаченный при приобретении лома цветных металлов за пределами РФ и ТС?

Письмо Минфина России от 24.03.2017 N 03-12-11/2/17251

Вопрос: КИК зарегистрирована в Эстонии.

Можно ли финансовую отчетность КИК за 2015 г. подтвердить независимым аудитом, проведенным в добровольном порядке? При этом за 2015 г., вероятно, будет выявлен убыток.

Если величина прибыли (убытка) этой КИК подлежит определению согласно правилам гл. 25 НК РФ (пп. 2 п. 1 ст. 309.1 НК РФ), какими документами должна быть подтверждена сумма прибыли (убытка) КИК и нужно ли представлять контролирующему органу в обязательном порядке все подтверждающие документы, учитывая, что КИК - производственная организация и объем таких документов может составить более 20 000 листов (10 Гб)?

Письмо Минфина России от 15.03.2017 N 03-07-13/1/14652

Вопрос: ООО является экспортером свежих фруктов в Казахстан и Беларусь. Условиями договоров, заключенных между ООО и покупателями - резидентами Казахстана и Республики Беларусь, предусмотрено, что поставка покупателю производится со склада в Санкт-Петербурге на условиях самовывоза. Переход права собственности происходит на складе поставщика в момент получения товара. Таким образом, ООО не имеет отношения к перевозке груза, не вступает в отношения с транспортной организацией и не имеет в своем распоряжении подписанных собственноручно товарно-транспортных документов, свидетельствующих о перемещении груза за пределы РФ. В качестве подтверждения передачи товара резидентам Казахстана и Республики Беларусь используется товарная накладная, составленная по форме ТОРГ-12, в которой расписываются уполномоченные лица ООО и покупатели товаров.

Достаточно ли для подтверждения правомерности применения ООО ставки НДС 0% при передаче товара резидентам Казахстана и Республики Беларусь на складе в Санкт-Петербурге предоставить в качестве транспортных документов, подтверждающих перемещение товара с территории одного государства на территорию другого государства, копию товарно-транспортной накладной, в которой в качестве грузоотправителя указан покупатель (как собственник товара)?

Письмо Минфина России от 20.03.2017 N 03-05-05-01/15677

Вопрос: В декабре 2015 г. организацией введено в эксплуатацию ОС - "Универсальная бетонированная площадка" (УБП), созданная на принадлежащем ей на праве собственности земельном участке. Она рассматривается как движимое имущество в соответствии с Определением ВАС РФ от 21.11.2012 N ВАС-11337/12 по делу N А65-5399/2011, из которого следует, что бетонированная площадка может быть признана недвижимым имуществом только в случае, если одновременно выполняются следующие условия:

а) имеет самостоятельное назначение, а не дополняет полезные свойства зданий и сооружений;

б) создана в соответствии с законодательством на участке, который предоставлен под строительство объекта недвижимости;

в) на строительство получена разрешительная документация.

Правомерно ли признать ее движимым имуществом и не включать в налогооблагаемую базу для расчета налога на имущество организации, если одновременно не выполняются все три условия (а именно не выполняются п. п. "б", "в")? Стационарное подключение к инженерным коммуникациям у УБП отсутствует.

Письмо Минфина России от 15.03.2017 N 03-03-06/1/14731

Вопрос: Для выполнения государственных контрактов на выполнение НИОКР с Минпромторгом России и другими федеральными органами исполнительной власти ФГУП заключает договоры (контракты) с поставщиками и соисполнителями данных НИОКР - российскими и иностранными организациями.

Переговоры о заключении договоров (контрактов) с российскими и иностранными организациями осуществляются в порядке, предусмотренном ст. 434.1 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 434.1 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, граждане и юрлица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто.

При этом в силу п. 7 ст. 434.1 ГК РФ правила указанной статьи применяются независимо от того, был ли заключен сторонами договор по результатам переговоров.

ФГУП полагает, что расходы, связанные с проведением переговоров о заключении договора (контракта), относятся к другим расходам, связанным с производством и (или) реализацией (пп. 49 п. 1 ст. 264 НК РФ).

При этом в рамках проведения переговоров о заключении договора (контракта) поставки товаров (параграф 3 гл. 30 ГК РФ) потенциальные поставщики (российские и иностранные организации) предоставляют потенциальному покупателю (заказчику) - ФГУП образцы товаров (материалы, приборы, комплектующие изделия, оборудование и т.п.) для тестирования (пробной проверки) для принятия обоснованного решения о заключении договора (контракта).

Как правило, ФГУП осуществляет с указанными товарами (имуществом) разрушающее тестирование, и поэтому данные товары не возвращаются поставщику (исполнителю).

ФГУП полагает, что стоимость указанного товара (имущества) не учитывается при определении налоговой базы по налогу на прибыль согласно п. 1 ст. 41 НК РФ.

Пунктом 1 ст. 41 НК РФ установлено, что согласно НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами "Налог на доходы физических лиц", "Налог на прибыль организаций" НК РФ.

Для целей гл. 25 НК РФ стоимость (рыночная цена) предоставленного потенциальным продавцом (исполнителем) товара (имущества) потенциальному покупателю (заказчику) для тестирования в рамках проведения переговоров о заключении договора (контракта) не может признаваться экономической выгодой потенциального покупателя (заказчика).

Относятся ли расходы, связанные с проведением переговоров о заключении договора (контракта), к другим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, предусмотренным пп. 49 п. 1 ст. 264 НК РФ?

Правильно ли то, что образцы товаров, предоставленные потенциальными поставщиками для тестирования потенциальному покупателю (заказчику) при проведении переговоров о заключении договора (контракта) поставки товаров:

- не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль потенциального покупателя (заказчика) согласно п. 1 ст. 41 НК РФ;

- не признаются объектом налогообложения по НДС для российских организаций - потенциальных поставщиков (исполнителей)?

Письмо Минфина России от 13.03.2017 N 03-03-06/1/13851

Вопрос: Федеральным законом от 28.12.2013 N 420-ФЗ "О внесении изменений в ст. 27.5-3 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" и части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - "Закон N 420-ФЗ") внесены изменения в ст. 280 НК РФ.

Согласно п. 29 ст. 280 НК РФ, вступившему в силу с 01.01.2016, положения пп. 2 и 3 п. 12 и п. п. 14 - 17 и 19 ст. 280 НК РФ в части определения цен ценных бумаг в целях налогообложения применяются исключительно в отношении сделок, признаваемых контролируемыми в соответствии с разд. V.1 НК РФ. В отношении сделок с ценными бумагами, не признаваемых контролируемыми в соответствии с разд. V.1 НК РФ, для целей налогообложения применяется фактическая цена этих сделок.

При этом положениями Закона N 420-ФЗ не установлен особый порядок контроля в отношении расходов на приобретение ценных бумаг, реализуемых после 01.01.2016, если ценные бумаги приобретены до 31.12.2015 в рамках сделки, не признаваемой контролируемой в соответствии с разд. V.1 НК РФ.

В соответствии с п. 16 ст. 280 НК РФ при наличии отклонения от рыночной (расчетной) цены доходы (расходы) по сделкам с ценными бумагами определяются исходя из такой рыночной стоимости или расчетной стоимости, увеличенной (уменьшенной) на 20 процентов.

Согласно пп. 7 п. 7 ст. 272 НК РФ при методе начисления датой признания расходов на приобретение ценных бумаг является дата реализации или иного выбытия ценных бумаг.

Таким образом, при наличии отклонения от рыночной (расчетной) цены по сделкам с ценными бумагами, приобретенными до 31.12.2015 и реализованными после 01.01.2016, корректировка расходов для целей налогообложения прибыли будет осуществляться организацией после 01.01.2016.

Применяются ли положения п. 29 ст. 280 НК РФ в отношении контроля расходов на приобретение ценных бумаг, реализуемых после 01.01.2016, если ценные бумаги приобретены до 31.12.2015 в рамках сделки, не признаваемой контролируемой в соответствии с разд. V.1 HK РФ? Признается ли фактическая цена приобретения таких ценных бумаг рыночной для целей налога на прибыль?

Письмо Минфина России от 10.03.2017 N 03-08-05/13602

Вопрос: Российская организация осуществляет предпринимательскую деятельность в Азербайджане через постоянное представительство, которое по итогам года имеет прибыль и намеревается выплатить дивиденды материнской организации. Должно ли постоянное представительство удерживать налог на дивиденды у источника выплаты в Азербайджане, учитывая п. 4 ст. 10 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Азербайджанской Республики об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество? Если нет, то какими нормативными правовыми актами следует руководствоваться?